• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

Руководство
Заместитель руководителя Бендерский Илья Игоревич

Хроника конференции "Социальные практики литературы"

На сайте публикуются резюме докладов международной научной конференции, прошедшей в школе филологии 25-26 сентября 2015 г., и видеозапись круглого стола с участием Л.Д. Гудкова, Л.Ф. Борусяк, А.Г. Левинсона, С.Н. Зенкина, С.Л. Козлова, Е.Н. Пенской и др.

25-26 сентября 2015 года в школе филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ прошла международная конференция «Социальные практики литературы: роль институтов в истории русской литературы». Она собрала ученых из Германии, Италии, Эстонии и России, занимающихся проблемами институциональной истории русской литературы XVIII-XX веков. 

 

Конференция открылась заседанием, посвященным в социологическим аспектам литературной культуры русского XVIII века. А.А. Костин (ИРЛИ РАН) в докладе “Когда говорят пушки и музы: русские новогодние фейерверки при Петре Шувалове” рассказал о малоизученной культуре придворных фейерверков и их связи с литературными текстами той эпохи. Е.И. Кислова (МГУ) в докладе “Преподавание русской литературы в российских семинариях 2-й половины XVIII века” представила новые архивные сведения от том, какие тексты семинаристы изучали в рамках курсов по риторике и словесности. А.Л. Лифшиц (НИУ ВШЭ) в докладе “Библиотека для чтения прапорщика Кублицкого (1750-е гг.)” анализировал четыре дошедшие до нас рукописные книги, переписанные Семеном Кублицким в 1751-1757 гг. Они говорят о широком диапазоне читательских пристастий молодого дворянина: от агиографических сочинений до выписок из журнала "Ежемесячные сочинения…" и от рецептов довольно неизящных проделок  до свежепереведенного романа. Докладчик показал, что выбор текстов позволяет увидеть, как в середине XVIII в среде гвардейских унтер-офицеров формируются новые привычки чтения, не в последнюю очередь связанные с формальным обучением иностранным языкам в гвардейских полках с середины 1740-х гг.

 

Заседание, посвященное XIX в., началось с доклада А.С. Бодровой (НИУ ВШЭ) «Неизвестный случай из цензурной практики: к истории социально-литературной репутации Гончарова-цензора», предложившей на примере цензурной практики И. Гончарова рассмотреть механизмы формирования социально-культурной репутации цензора. Т.Н. Степанищева (Тартуский университет) в докладе «От “республики словесности” к автократии: историко-литературный проект П.А. Вяземского» говорила о взглядах П. Вяземского на литературу и ее функционирование, начиная с конца 1840-х гг. занимавшегося сбором и публикацией материалов о пушкинской эпохе и имевшего непосредственное отношение к ее мифологизации и оказавшегося, как показала докладчица, “замурованным” внутри мифа. Ключевую роль, по мнению докладчицы, играла ориентация Вяземского на “французскую модель” и восприятие поэта как “наставника граждан”, практически стирающее границу между поэтом и политиком. Завершал секцию доклад Леа Пильд (Тартуский университет) «Роль социальных практик в формировании корпуса «неканоничных» стихотворений А.А. Фета», показавшей зависимость текстов “неканоничного” Фета одновременно и от немецких претекстов (музыкальных и поэтических), и от биографического контекста, а также влияние социальных практик на “периферийное” положение рассмотренных в докладе стихотворений.

 

Секция, посвященная второй половине XIX в. открылась докладом Д. Ребеккини (Миланский университет) “Две библиотеки (Александр I и Николай I - читатели), который представил сравнительный анализ двух библиотек - императоров Александра I и его брата Николая I. Докладчик показал, насколько разными были и принципы отбора книг, и их расположение в библиотеке, и подходы к чтению у двух монархов. М.С. Макеев (МГУ) в докладе “Н.А. Некрасов и высшая бюрократия: проблема трансформации института литературного покровительства в России в 1850-60-е годы” говорил о рецепции личности и стихотворений Н.А. Некрасова в среде высшей правительственной бюрократии и аристократии (Адлерберг, Валуев, великие князья и др.). Основной тезис докладчика заключался в том, что после выхода сборника 1861 г. поэт стал даже модным в этих кругах и его высокопоставленные читатели так же, как и разночинцы, пытались примирить в своем сознании две ипостаси – игрока-картежника, вхожего в элитарный Английский клуб, и радикального поэта. Замыкал секцию доклад А.В. Вдовина (НИУ ВШЭ) “Морское министерство и русские писатели: к истории государственных литературных проектов середины XIX века.”, рассказавшего о государственных проектах литературных экспедиций в 1850-е годы, устраиваемых Морским министерством (с великим князем Константином Николаевичем во главе). Докладчик показал, что в организации поездок устроители ориентировались на успешный опыт французского правительства (кабинет Ф. Гизо во время июльской монархии), регулярно финансировавшего путешествия известных писателей (А. Дюма, Т. Готье, К. Мармье) в другие страны для написания травелогов.   

 

Заседание, посвященной институту литературной критики и истории литературы, началось с доклада  К.Ю. Зубкова (СПбГУ, ИРЛИ РАН) “Романисты, “реалисты” и “антинигилисты”: институт литературной критики и полемический роман 1860-1870-х годов”. Его основной тезис заключался в том, что критика этих лет запустила в обиход понятие “антинигилистический роман”, которое позже, в советской истории литературы, было закреплено за целой группой романов, начиная с “Взбаламученного моря” А.Ф. Писемского и кончая романами Клюшникова, Маркевича и Достоевского. Как показал докладчик, это понятие не адекватно материалу и должно быть заменено на более строгое - например, “полемический роман”. Т.И. Печерская (Новосибирский гос. пед. университет) в докладе “Тактика низложения репутации издания: журнальная полемика 1860-х годов о "направлении"” представила системный анализ знаменитого “раскола в нигилистах”, участниками которого были М.Е. Салтыков-Щедрин и Д.И. Писарев. Докладчица проанализировала риторические стратегии, какие использовали оба критика для опровержения позиций друг друга. Закрылось заседание докладом Г. Карпи(Университет Пизы) “Как писать историю русской литературы XX века для иностранцев? Проблема метода и канона”, который предложил слушателям проблемной взгляд на то, как сам докладчик пишет двухтомную историю русской литературы для итальянского читателя. Карпи попытался показать, как в едином нарративе можно непротиворечиво совместить рассказ о разных стратах русской литературы - советской, эмигрантской и андеграундной.

 

   

Первым докладом в секции об институциональной истории советской литературы стало выступление Е.Е. Земсковой (НИУ ВШЭ) “Споры о точности/вольности перевода и статус переводчика в советской литературной системе 1930-х годов”, рассмотревшей на примере разгоревшейся в 1930-е гг. полемики о переводческом буквализме и переводческих “вольностях”. Е.С. Островская (НИУ ВШЭ) в своем докладе «Пролетарская литература и социалистический реализм на страницах журнала "Интернациональная литература" (русская и английская версии)» продолжила разговор о возможных путях культурного обмена между СССР и западными странами, сопоставив два варианта журнала “Интернациональная литература” -- русскоязычный, печатавший преимущественно зарубежную литературу, и англоязычный, предназначенный для “экспорта” советской литературы в Великобританию и США. В докладе Н.Ю. Харитоновой (НИУ ВШЭ) “Советская литература на экспорт. Из истории книгоиздания на иностранных языках в СССР” рассматривалась институциональная история одно из самых успешных советских издательств, с 1939 года носившего название “Издательство литературы на иностранных языках”, переименованного затем в “Прогресс”. Докладчица рассмотрела издательскую политику, принципы отбора текстов и авторов для переводов с испанского языка.  

 

Второе заседание секции, посвященной XX веку, началось докладом П.Ф. Успенского (НИУ ВШЭ) «”Освобождение слова” Б. Лившица как социально несостоявшийся футуристический манифест», рассмотревшего открывавшую альманах “Дохлая луна” (1913 ) статью Б. Лившица “Освобождение слова” как неудавшийся манифест футуристов и предположившего возможные социальные причины “поражения” Лившица и его периферийного положения в литературном поле. Следующим в секции был доклад Л.Н. Киселевой (Тартуский университет)  “ВОКС (Всесоюзное общество культурной связи с заграницей) и литераторы бывших имперских окраин”, рассказавшей на основе неопубликованных материалов из ГАРФа о роли эстонских деятелей культуры во Всесоюзном обществе культурной связи с заграницей. Доклад Сюзанны Франк (Университет Гумбольдта, Берлин)  “Многонациональная советская литература: эффекты институционализации мистификации” касался авторских стратегией и институциональных рамок в деятельности двух таких разных авторов, как Ю. Рытхеу и Г. Айги, представлявших разные грани литературы “малых” народов СССР. Оба автора рассматривались в рамках советского проекта “мировой литературы”.  

 

 

Завершилась конференция круглым столом “Социология и филологические науки: междисциплинарная перспектива” (под председательством А.Л. Осповата), в котором спикерами выступили сотрудники “Левада-центра” Л.Д. Гудков, Л.Ф. Борусяк и А.Г. Левинсон. Выступления круглого стола доступны в видеозаписи и мы предлагаем их вашему вниманию. В обсуждении докладов приняли участие С.Л. Козлов, Е.Н. Пенская (НИУ ВШЭ), С.Н. Зенкин (РГГУ), В.С. Киселев (Томский университет), Р.Г. Лейбов (Тартууский университет).   

На портале НИУ ВШЭ доступна видеозапись круглого стола.