• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

руководитель школы —
Пенская Елена Наумовна

 

заместитель руководителя — Ровинская Мария Михайловна

 

заместитель руководителя — Павловец Михаил Георгиевич

 

105066, Москва,
Старая Басманная ул.,
д. 21/4, к. 518-528
тел.: 8 (495) 772-95-90 *22699, *22687

 

Редакторы сайта:

Алексей Владимирович Вдовин, доцент школы филологии, avdovin@hse.ru 

Мария Андреевна Кривошеина, магистрантка программы "Компаративистика", ma.krivosheina@gmail.com

Мероприятия

Юбилей Осипа Мандельштама

15 января 2017 года Осипу Мандельштаму исполнилось бы 126 лет. Предыдущий год был юбилейным и оказался отмечен множеством разнообразных событий, посвященных поэту, - выставок, фестивалей, симпозиумов, чтений, круглых столов, открытых памятников и мемориальных досок, конкурсов.

О вкладе Мандельштамовского центра и Мандельштамовского общества в подготовку и ход юбилея см. интервью П. Нерлера на новостном сайте ВШЭ . Завершающим аккордом послужил симпозиум «Осип Мандельштам и XXI век», состоявшийся с 1 по 3 ноября в Москве при поддержке РГНФ. По материалам симпозиума подготовлен одноименный сборник. Публикуем на нашем сайте сделанный на симпозиуме доклад П. Нерлера, посвященный уходящему юбилею как своего рода жанру.

Павел НЕРЛЕР

 

МАНДЕЛЬШТАМОВСКИЙ ЮБИЛЕЙ КАК ЖАНР:

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

 

 

15 января 2016 года исполнилось 125 лет со дня рождения Осипа Мандельштама. Разговор о нынешнем юбилее следует начать с разговора о предыдущем – столетнем, нагрянувшем в 1991 году, еще при СССР. Одним из его знаковых событий стало открытие 15 января 1991 года мемориальной доски в Москве работы Д. Шаховского, причем речи держали не только Е. Сидоров и Р. Рождественский, но и С. Михалков, а как только белое полотно соскользнуло, государство поделилось с собравшейся толпой своим самым сакральным: грянул михалковский гимн СССР.

Другим знаковым событием стало учреждение назавтра Мандельштамовского общества (МО), первым председателем которого стал академик С.Аверинцев. В дальнейшем именно в МО – из Комиссии по литературному наследию О.Э. Мандельштама при Союзе писателей СССР – переместился центр большинства мандельштамовских усилий и хлопот. В 1993 году решением ректора Ю. Афанасьева общество приютил у себя Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). В качестве страхующей и официальной его ипостаси был создан Кабинет мандельштамоведения при Научной библиотеке РГГУ. Конструкция оказалась долговечной: худо-бедно, меняя этажи и крылья, отбиваясь от хозяйственников, и при Афанасьеве клавших глаз на все, что может быть сдано в аренду, МО просуществовало в РГГУ двадцать долгих и по-своему счастливых лет! И спасибо за это огромное!

Но в феврале 2013 года другой ректор РГГУ, Е. Пивовар, учинил «рокировочку»: Кабинет при библиотеке был ликвидирован, а вместо него была создана Учебно-научная Лаборатория мандельштамоведения при Институте филологии и истории – на кадровой базе технических сотрудников Кабинета и с добавлением двух докторов наук. После чего МО, по-рейдерски отрешенное от своих прав, помещения иштатных сотрудников инасильно опущенноев атмосферу дурно пахнущего конфликта, оказалось организацией-бомжем.

В поисках новой гавании с иной поддержкой от души помогали очень многие: особо выделю общество «Мемориал», куда перебазировалось большинство заседаний МО, Московский библиотечный центр при Правительстве Москвы, выразивший готовность синтезировать МО с детской библиотекой им. О.Э. Мандельштама, и Государственный литературный музей (ГЛМ), задумавшийся о собственной мандельштамовской ячейке. Истинным же спасителем МО стал Научно-исследовательский университет Высшая школа экономики (ВШЭ) и его ректор – Я. Кузьминов. В июне 2015 года Ученый совет ВШЭ принял решение: начиная с 1 сентября 2015 года,создать в составе Школы филологии ВШЭ Мандельштамовский центр (МЦ), выделив под него помещение и штатное обеспечение. Что позволило МО, перевезя в МЦ из РГГУ свою библиотеку, архив и коллекции, как бы заново родиться. «Катакомбный период» МО продлился 20 месяцев.

Пишу об этом бегло и здесь лишь потому, что без швартовки у дружеского причала «Вышки» нормальная спокойная работа над юбилеем как своеобразным «жанром» была бы невозможна, и многое из того, о чем я здесь пишу, просто не состоялось бы. Тем более что на повторение государственной поддержки, как в 1991 году, казалось, рассчитывать не приходилось.

Впрочем, у неофициальной «глорификации» Мандельштама уже имелись своя небольшая традиция и своя предыстория, никак не связанные с государством. Январская книжка «Нового мира» за 1961 год, - то есть как бы к 70-летию – содержала в себе именно тот фрагментвоспоминаний Ильи Эренбурга «Люди. Годы.Жизнь», в котором впервые и на всю страну говорилось о Мандельштаме. 27 декабря 1963 года, или 25-летие со дня смерти, застало Н.Я. Мандельштам в Пскове: здесь она получила ахматовские телеграмму («ПУСТЬ И МОЙ ГОЛОС ГОЛОС СТАРОГО ДРУГА ПРОЗВУЧИТ СЕГОДНЯ ОКОЛО ВАС») и письмо («Думали ли мы с Вами, что доживем до сегодняшнего Дня – Дня слез и Славы. Нам надо побыть вместе, давно пора. У Вас, то есть у Осипа Эмильевича, все хорошо»), сюда к ней приезжали Кома Иванов и еще несколько друзей, а также Иосиф Бродский и еще несколько поэтов из Ленинграда.

            80-летие в январе 1971 года снова аукнулось эпистолярией – письмом Ефима Эткинда, написанным как бы от лица целого поколения: «Дорогая и глубокоуважаемая Надежда Яковлевна!Пишу Вам эти строки накануне знаменательного дня – 80-летия Осипа Эмильевича Мандельштама – с надеждой, что они попадут в Ваши руки в самый день юбилея. Мне хочется сказать Вам, Надежда Яковлевна, не только то, чтó Вы знаете и так – что и наше поколение 50-летних, и следующие за нами несколько поколений видят в Осипе Мандельштаме одну из высших вершин поэзии нашего века и нашего языка, что мы и в часы радости, и в часы тревоги твердим вслух и про себя немеркнущие стихи Мандельштама – от «Звук осторожный и глухой» до «Меня только равный убьет». Мне хочется сказать спасибо Вам, - сохранившей, вопреки безмерным трудностям и препятствиям, стихи Мандельштама и его прозу для нас и наших внуков, и не только сохранившей, но и сделавшей бесконечно много для их объяснения, и для их жизни. Мне хочется, чтобы в этот день все, знающие поэзию Мандельштама, помнили его вещие строчки:

                        Есть ценностей незыблемая скала

                        Нал скучными ошибками веков.

Неправильно наложена опала

                        На автора возвышенных стихов…

            Пусть 3 января 1971 года молчат газеты, молчит радио, пусть еще ни в одном городе нет «улицы Мандельштама», нет памятника ему – его слава выше таких признаний: это слава, тем более прекрасная, что она не имеет ни единого материального воплощения – даже такого, как книга, не говоря уже о бронзе и мраморе. Но эта духовная слава крепче и долговечнее металла и камня.

            Дорогая Надежда Яковлевна, примите мое крепкое рукопожатие и мое неизменное восхищение.Всегда ВашЕ. Эткинд. 30 декабря 1970»[1]

А в 1981 году, на 90-летие, когда уже вышел первый советский томик Мандельштама, еще один робкий шаг навстречу поэту сделало и советское государство, рещившись к 15 января на крошечную публикацию из 6 стихотворений в «Литературке»[2].

В 1991 году, к 100-летию, государственная поддержка охватила уже три мемориальных доски (в Москве, Ленинграде и Воронеже), две масштабные выставки – в ГЛМ и Музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме, Торжественный вечер в Колонном зале Дома Союзов, а также крупнейшиеза всю историю Мандельштамовские чтения, стартовавшие в Москве и закончившиеся в Ленинграде.

Но ничего подобного в 2016 году от Министерства культуры, с гордостью преобразившегося в Министерство пропаганды, ожидать не приходилось. Поэтому, по призыву МО и ГЛМ, 29 июня 2015 года в ГЛМ собраласьИнициативная группа по проведению в 2016 году юбилея О. Мандельштама (координаторы Д. Бак и П. Нерлер). Ее условный девиз: все, кто хочет внести вклад в достойное проведение юбилея поэта, делайте это – объединяйтесь «по горизонтали» и помогайте друг другу кто чем сможет! Вместе с Баком мы от души радовались живому отклику со стороны музеев, архивов, общественных организаций и отдельных неслучайных лиц.

Но даже мы недооценилитот резонанс и ту прочность славы, которые по праву уже приобрел гениальный Мандельштам как один из общепризнанных великих поэтов XX века. И это же, в лице руководителя Роскомпечати М. Сеславинского, культурного человека и энтузиаста-коллекционера, признало и государство, создав свой Оргкомитет – при председателе Сеславинском и Баке и Нерлере как его заместителях.Он вобрал в себя большинство членов инициативной группы (правда, не всех), а также представителей структур, в Инициативную группу не входивших. Любо-дорого, например, было слушать на заседании Оргкомитета коллегу из Минсвязи, с явным удовольствием рассказывавшего о почтовых знаках, которые Министерство выпустит к юбилею поэта, и об ожидающих филателистов спецгашениях! Конечно же, Минсвязи в Инициативную группу нам никогда бы не заполучить!

Немедленно в фейсбуке разгорелась дискуссия, а не приручить ли и не присвоить ли собралось государство Осипа Эмильевича и насколько западло сотрудничать с таким вот официозным Оргкомитетом? Но уже фейсбук показал широчайший разброс мнений и суждений. Ведь Мандельштам не Жуков и не Маяковский, – ни на коня его не подсадишь, ни на пьедестал «лучшего и талантливейшего» не возведешь. Он у каждого свой и мой, и верилось, что ни общественность, ни государство – никто не упустят своего шанса на его достойный юбилей.На юбилей без задней мысли, как знак уважения к памяти великого поэта, автора бессмертных стихов, одно из которых – о стране, не чуемой под собою, –стоило ему жизни. Так оно, в целом, и произошло: праздничный императив высокой нормальности и неказенности сопровождал практически все события[3].

Собственно юбилей как таковой, а точнее – первое простимулированное им событие, стартовал в день официального рождения МЦ – 1 сентября 2015 года.В Твери, на стене школы № 29 (переулок Никитина, 29) была открыта мемориальная доска О.Э. Мандельштаму и Н.Я. Мандельштам. Текст на ней: «В этом районе г. Твери (Калинина) с ноября 1937 г. по март 1938 г. (3-я улица Никитина, дом 43) жил выдающийся поэт XXвека Осип Эмильевич Мандельштам».Школа № 29 расположена вблизи того места в Калинине, где поэт с женой снимали комнату у семьи Травниковых. На открытие собралось около 250 чел. – учителя и ученики школы, их родители, жители окрестных домов, тверская интеллигенция. Доску открыли директор школы О.Нестерова и зам. председателя МО Л. Видгоф. Выступали также зам. главы администрации Твери и председатель Комиссии по топонимике Л. Огиенко, главный библиотекарь областной библиотеки Т. Лобачева, доценты Тверского госуниверситета Е. Беренштейн, С. Глушков и И. Корпусов. Старшеклассники читали стихи Мандельштама, пели песни на его стихи и возложили к доске цветы. Главными инициаторами и организаторами этого события стали координатор инициативной группы по поиску мандельштамовских мест и увековечению памяти О. Мандельштама в Твери Т. Андреева, писательница Т. Ровенская, краевед К. Литвицкий и Т. Лобачева.

Эстафету из рук тверяков переняли жители Амстердама – города, где, как оказалось, уже 15 лет существует улица Надежды Мандельштам (единственная улица Осипа Мандельштама – в Варшаве, но сейчас вновь ставится вопрос об улицах Мандельштама в Москве, Воронеже и Хабаровске). Именно из Амстердама к Надежде Яковлевне приезжали за интервью голландские «киношники» – Ф. Диаманд и К.Верхейл: снятый ими фильм оказался единственным профессиональным видеодокументом с ее участием и был показан, согласно ее воле, только после ее смерти.  В Лейдене уже несколько лет существует так называемая «Мандельштамовская стенка» - торец дома с нарисованным по-русски стихотворением «Я вернулся в мой город, знакомый до слез…» (воля владельца дома, потомка старых русских эмигрантов). А в Амстердаме местные энтузиасты, скульптор Ханнеке де Мунк и художник Ситце Беккер, влюбившиеся в мандельштамовские стихи и потрясенные как судьбой их автора, так и их, усилиями любви, спасением, предложили свой «Памятник любви». Это двойной памятник – Осипу и Надежде Мандельштамам – их работы (цоколь со стихами – вклад российского скульптора Х. Белого) отныне стал двукратной реальностью. 25 мая 2010 года он был поставлен в Санкт-Петербурге[4], а 25 сентября 2015 года и в Амстердаме – напротив дома № 16 по улице Надежды Мандельштам (NadezjdaMandelstamstraat). Это шестой по счету памятник Мандельштаму в мире и первый вне России (остальные – в порядке установки – во Владивостоке, Питере, Воронеже, Москве и еще раз в Питере). 24 сентября в Амстердамском Центре поэзии «Perdu» («Потерянные») состоялсяМандельштамовский поэтический вечер с подведением итогов анонимного Конкурса переводчиков стихов Мандельштама на нидерландский язык (в нем принял участие 31 человек!) и презентацией специального буклета, выпущенного к этому дню издательством «Pegasus». Вечер завершился выступлением Н. Тархан-Моурави – лучшей на сегодняшний день переводчицы Мандельштама на нидерландский (феноменально и то, что это не родной для нее, а выученный язык!). А 25 сентября, – торжественное и многолюдное (около 150 человек) открытие самого «Памятника любви». Он расположен в центре большого, 80-тысячного, городского района с весьма пестрым и небогатым населением, главным образом – выходцами из Суринама. Ученики местной школы читали и слушали стихи Мандельштама, они же – вместе с профессором В.Вестхейном – снимали с памятника покрывало. Юная темнокожая актриса представила целый спектакль – композицию из стихов и мемуаров (так и хотелось перефразировать шутку поэта: «И может быть в эту минуту / Меня на голландский язык / Антилец какой переводит / И в самую душу проник»). Выступали авторы памятника, голландские и русские филологи, представители местной власти. Отныне между Санкт-Петербургом и Амстердамом, между Голландией и Россией растянут своеобразный мандельштамовский мост – на вантах энтузиазма и любви к поэзии и поэтам.

В октябре 2015 года – 12 числа в Москве и 14 Санкт-Петербурге – главным событием юбилея стали премьеры фильма Р. Либерова «Сохрани мою речь навсегда». Позднее он будет показан еще на многих клубных просмотрах (в ВШЭ, «Мемориале» и др.). а 16 января 2016 года – еще и по Первому каналу, порождая дискуссию, эхо которой еще долго не затухало. К открытию мандельштамовской выставки в ГЛМ, а точнее на ней самой было показано еще два кинопродукта – фильм Е. Якович «Тайна архива Мандельштама. Рассказ Сони Богатыревой»(15 января 2016 года он был показан на телеканале «Культура») и фильм В. Уларкиной и др.«Творческая лаборатория», в котором С. Василенко рассказывает о мандельштамовской текстологии и о тех головокружительных задачах, которые поэт оставил своим текстологам.

Нынешний юбилей носил совершенно иной характер, нежели предыдущий – 100-летний. Тогда, в 1991 году, еще существовал СССР, полный творческий корпус Мандельштама был еще не собран и не издан. Правда, одна за другой выходили все новые и новые публикации текстов поэта и материалов о его жизни, появились первые его бесцензурные поэтические книги, причем самые первые – даже не в Москве, а в Таллине, Ереване, Тбилиси и… Магадане! Москва же и Ленинград стали местами выхода первых критических изданий Мандельштама, в частности, сборника его критической прозы «Слово и культура» в «Советском писателе» (1987), «Камня» в ленинградских «Литпамятниках» (1990) и «черного двухтомника» в «Худлите» (1990, 200-тысячный тираж разошелся за две недели!). Сам же Мандельштам при этом непременно воспринимался в первую очередь как автор антисталинского стихотворения «Мы живем, под собою ни чуя страны…» и, соответственно, как герой и жертва творческого сопротивления сталинской диктатуре.

В 2016 году коннотации у юбилея уже другие: поэт широчайшего диапазона, Мандельштам раскрывается уже не на гражданственном пафосе, а на философской лирике, ищущей глубину не в повседневности, а в вечности, в бесконечном культурном космосе. Бесспорным лидером по количеству штудий стал мандельштамовский дистих, обращенный к Н.Е. Штемпель.

Собирание мандельштамовского корпуса практически завершилось, надежды найти новые, неизвестные тексты поэта нет (кроме разве что элементовэпистолярии), и наступило время подводить итоги – готовить и издавать «Мандельштамовскую энциклопедию», новое – академическое – собрание сочинений Мандельштама, создавать на безартефактной основе Мандельштамовский музей (он единственный из поэтов первого ряда, у кого до сих пор «своего» музея и в помине нет!).

Мандельштамоведение ушло на глубину, продолжая служить, в частности, филологии экспериментальной площадкой для различных парадигм и технологий. Юбилейный год притянул к себе множество мероприятий лекционного и конференционного характера. Эстафета, начатая в декабре 2015 и январе 2016 годов ежегодною Мандельштамовской лекцией 27 декабря (в 2015 году ее прочел Ю. Фрейдин; тот же характер носила и лекция С. Василенко в Музее-квартире А. Белого на Арбате) и круглыми столами в редакциях «Звезды» («Петербургский Мандельштам») и «Знамени» («Мандельштам и современная поэзия»), в Литинституте («Поэт и память»), Доме Русского зарубежья («Мировая мандельштамиана: переводы и рецепция»), Гейдельбергском университете («Тоска по мировой культуре») и Владивостокском государственном университете экономики и сервиса («Мандельштам во Владивостоке»), была подхвачена тематическими мини-конференциями в Пизе в феврале («Мандельштам и Италия») и в «Доме А.Ф. Лосева» в Москве в июне («Поэт-филолог»), Мандельштамовскими чтениями в Ереване и конференцией «Поэты и власть: Ахматова, Гумилев, Мандельштам, Пастернак, Цветаева» в шотландском Моффате в октябре и завершена тремя самыми крупными (каждая длительностью в три дня) конференциями в конце 2016 года.

Одна из них – «Мандельштамовские чтения» в Воронеже (7-9 ноября) – была посвящена воронежской теме у Мандельштама и проблематике увековечения памяти поэта, в частности, его музеефикации в городе ссылки. Вторая – блок из пяти заседаний под общей шапкой «К 125-летию Осипа Мандельштама: переосмысливая биографию и поэтику» на ежегодном Конгрессе Ассоциации славистических, восточно-европейских и евразийских исследований, состоявшемся в Вашингтоне 18-20 декабря. И, наконец, третья и самая масштабная – международный симпозиум «Осип Мандельштам и XXI век», организованный и проведенный Мандельштамовским Центром Школы филологии НИУ «Высшая школа экономики» (ВШЭ), Институтом мировой литературы им. А.М. Горького РАН (ИМЛИ), Государственным литературным музеем (ГЛМ) и Мандельштамовским обществом (МО), поддержанный грантом РГНФ № № 16-04-14106.Участники симпозиума приняли резолюцию, в которой выразили беспокойство реконструкцией сквера с памятником О. Мандельштмам в Старосадском переулке и предложили назвать прилегающий к памятнику сквер «Сквером Осипа Мандельштама», а также установить мемориальную доску на доме по Б. Академической улице, где жила Н.Я. Мандельштам. Был признан насущным выпуск нового академического собрания сочинений О. Мандельштама.

И напоследок еще несколько обобщающих наблюдений.

Первое – это широкий спектр инициаторов, среди которых – самые разные институции, а частенько и вовсе энергичные индивидуумы, поддержанные на местах. Многие кооперировались с МО, но многие действовали совершенно самостоятельно.

Второе – это, без преувеличения, глобальность событий. Внутри России география юбилея вобрала в себя не только города из как бы обязательной программы (Москва, Санкт-Петербург, Воронеж, Владивосток), но и такие «факультативы», как Чердынь, Тверь, Тамбов и Задонск. Ну а вне России различные события проходили еще в десятке стран – в США (Вашингтон), Германии (Гейдельберг, Франкфурт-на-Майне), Испании (Гранада), Великобритании (Моффат), Италии (Пиза), Франции (Париж), Армении (Ереван) и на Украине (Киев и Львов).

И третье – это щирокое жанровое разнообразие: памятник Осипу и Надежде Мандельштамам в Амстердаме, памятные знаки в Москве («Последний адрес» на торце здания в Нащокинском переулке, в прошлом смежного с тем, где Мандельштама арестовывали), Твери и Чердыни, выставки-монографии Гослитмузея и МО «Я скажу тебе с последней прямотой….» в Москве, Гейдельберге и Гранаде, тематические выставки в той же Москве (в частности, в «Мемориале» и в Библиотеке иностранной литературы), Санкт-Петербурге и Воронеже, песенный и театральные фестивали (координаторы Л. Новосельцева и Г. Червинский), художественный фильм Ромы Либерова и документальный Елены Якович, книги О.Лекманова, П. Нерлера, М. Сеславинского и других, десятки мандельштамовских номеров различных СМИ («Новый мир» даже выдал на горá идею конкурса эссе о поэте), теле- и радиопередачи, вечера, в том числе центральный – 15 января 2016 года - в ЦДЛ, на который – может быть, впервые после 1991 года, - невозможно было попасть. А под конец 2016 года судьба – в лице Москомнаследия, надругавшегося над архитектурной средой московского памятника Мандельштаму, - подбросила еще и градозащитный «жанр».

И, наконец, четвертое: креативность. Многие «жанры» родились буквально на ходу и сразу же были запущены в ход. Например, юбилейный музыкально-поэтический фестиваль “На стихи Мандельштама”. Инициированный МО и поддержанный Оргкомитетом юбилея и ГЛМ, он был организован некоммерческим просветительским проектом Л. Новосельцевой «Возвращение. Серебряный век». Его первый вечер состоялся 14 января в Москве, в канун дня рождения поэта в Российской государственной библиотеке – представлением трехчасовой программы "Вослед лучу. Пространство, звезды и певец” - стихи и песни на стихи Осипа Мандельштама (музыка к стихам Л.Новосельцевой, исполнители: Л. Новосельцева – голос, гитара, ф-но, и лауреат международных конкурсов Михаил Червинский – скрипка). Зал главной библиотеки страны собрал в этот вечер более 400 человек. Сотрудники Отдела организации выставочных работ Библиотеки подготовили специальную экспозицию мандельштамовских изданий, и ведущий специалист отдела С. Завадская в антракте программы провела лекцию-экскурсию по экспозиции. Следующий вечер – «Осип Мандельштам: Я вернулся в мой город…»  прошел26 января в Санкт-Петербурге, в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Третьей стала программа “И слово в музыку вернись”: песни Игоря Гельмана на стихи Осипа Мандельштама –в ГЛМ 29 января. Еще два вечера - 30 января и 5 февраля – прошли в Таллинне:так что фестиваль де-факто стал международным. Проект “Возвращение. Серебряный век” показал здесь “обзорную” программу “Сохрани мою речь навсегда”(участники – Л. Новосельцева и С. Новосельцева – голос, гитара). 5 февраля в Москве впереполненном зале ГЛМ прошел еще один вечер Мандельштамовского фестиваля - совместная программа П. Старчика и М. Кривошеева «Кто время целовал в измученное темя». В ней прозвучали песни П.Старчика на стихи Мандельштама и др. поэтов. А 16 февраля в ГЛМ состоялся вечер М. Кукулевича «Поэтическое поле Мандельштама». Это был концерт-беседа:Кукулевич рассказывал о поэте, читал стихи и пел свои песни на стихи Мандельштама и других поэтов, составлявших его «поэтическое поле». В концерте принимал участие В. Левочкин (гитара).

            Другой пример.Федеральное агентство по печати и ГЛМ инициировали открытую акцию «Ручная работа: рукописные книги современных поэтов». Современных поэтов приглашали написать от руки книжки стихов – в двух экземплярах, один из которых отправится в ГЛМ, а второй будет продан с аукциона, причем все собранные средства пошли в пользу собираемой С. Василенко во Фрязиномандельштамовской экспозиции –потенциального музея в будущем! Вот другая инновация: в связи с юбилеем журнал «Новый мир» и МО объявили конкурс небольших (до 7000 знаков) эссе, так или иначе посвященных Мандельштаму. Все поступившие на конкурс эссе были вывешены на сайте журнала, а подборки эссе-победителей опубликованы в первых двух номерах журнала за 2016 год. В конкурсе приняли участие 103 автора – школьники, студенты, журналисты, предприниматели, писатели, поэты, филологи и литературоведы. География авторов охватывает всю Россию – от Санкт-Петербурга до Находки, и многие городамира – от Мельбурна до Ноттингема. Сообща они представили 107 эссе, из них 12авторов стали победителями: это Д. Фаншель, А. Иличевский, Т. Касаткина, А. Марков, Д. Кулиш, А. Кубрик (стихотворение), Л. Газизова, Т. Бонч-Осмоловская, С. Ивич-Богатырева, Д. Демидов, А. Закуренко и Т. Северюхина. Сам же конкурс, по словам его модератора (В. Губайловского), стал настоящим признанием в любви к великому русскому поэту.

Для детального рассказа обо всех событиях мандельштамовского юбилея не хватило бы ни времени на симпозиуме, ни места в небольшом сборнике, к тому же еще не все юбилейные события состоялись. Так что к теме этой еще предстоит возвращаться.

 

 

[1] РГАЛИ. Ф. 1893. Оп.3. Д. 277.

[2] О деталях ее подготовки см.:Нерлер П.Conamore. Этюды о Мандельштаме. М., 2014. С.747-759.

[3] Сведения и материалы о работе Оргкомитета см. в сети:

http://fapmc.ru/rospechat/newsandevents/newsagency/2015/09/item22.html

[4] На Васильевском острове, в университетском дворе, в Саду скульптур – см. в сети: https://www.youtube.com/watch?v=tjWYW8rukqU&feature=youtu.be

 
15 января 2016 года исполнилось 125 лет со дня рождения Осипа Мандельштама. Разговор о нынешнем юбилее следует начать с разговора о предыдущем – столетнем, нагрянувшем в 1991 году, еще при СССР. Одним из его знаковых событий стало открытие 15 января 1991 года мемориальной доски в Москве работы Д. Шаховского, причем речи держали не только Е. Сидоров и Р. Рождественский, но и С. Михалков, а как только белое полотно соскользнуло, государство поделилось с собравшейся толпой своим самым сакральным: грянул михалковский гимн СССР.
Другим знаковым событием стало учреждение назавтра Мандельштамовского общества (МО), первым председателем которого стал академик С.Аверинцев. В дальнейшем именно в МО – из Комиссии по литературному наследию О.Э. Мандельштама при Союзе писателей СССР – переместился центр большинства мандельштамовских усилий и хлопот. В 1993 году решением ректора Ю. Афанасьева общество приютил у себя Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). В качестве страхующей и официальной его ипостаси был создан Кабинет мандельштамоведения при Научной библиотеке РГГУ. Конструкция оказалась долговечной: худо-бедно, меняя этажи и крылья, отбиваясь от хозяйственников, и при Афанасьеве клавших глаз на все, что может быть сдано в аренду, МО просуществовало в РГГУ двадцать долгих и по-своему счастливых лет! И спасибо за это огромное!
Но в феврале 2013 года другой ректор РГГУ, Е. Пивовар,учинил «рокировочку»: Кабинет при библиотеке был ликвидирован, а вместо него была создана Учебно-научная Лаборатория мандельштамоведения при Институте филологии и истории – на кадровой базе технических сотрудников Кабинета и с добавлением двух докторов наук. После чего МО, по-рейдерски отрешенное от своих прав, помещения иштатных сотрудников инасильно опущенноев атмосферу дурно пахнущего конфликта, оказалось организацией-бомжем.
В поисках новой гавании с иной поддержкой от души помогали очень многие: особо выделю общество «Мемориал», куда перебазировалось большинство заседаний МО, Московский библиотечный центр при Правительстве Москвы, выразивший готовность синтезировать МО с детской библиотекой им. О.Э. Мандельштама, и Государственный литературный музей (ГЛМ), задумавшийся о собственной мандельштамовской ячейке. Истинным же спасителем МО стал Научно-исследовательский университет Высшая школа экономики (ВШЭ) и его ректор – Я. Кузьминов. В июне 2015 года Ученый совет ВШЭ принял решение: начиная с 1 сентября 2015 года,создать в составе Школы филологии ВШЭ Мандельштамовский центр (МЦ), выделив под него помещение и штатное обеспечение. Что позволило МО, перевезя в МЦ из РГГУ свою библиотеку, архив и коллекции, как бы заново родиться. «Катакомбный период» МО продлился 20 месяцев.
Пишу об этом бегло и здесь лишь потому, что без швартовки у дружеского причала «Вышки» нормальная спокойная работа над юбилеем как своеобразным «жанром» была бы невозможна, и многое из того, о чем я здесь пишу, просто не состоялось бы. Тем более что на повторение государственной поддержки, как в 1991 году, казалось, рассчитывать не приходилось.
Впрочем, у неофициальной «глорификации» Мандельштама уже имелись своя небольшая традиция и своя предыстория, никак не связанные с государством. Январская книжка «Нового мира» за 1961 год, - то есть как бы к 70-летию – содержала в себе именно тот фрагментвоспоминаний Ильи Эренбурга «Люди. Годы.Жизнь», в котором впервые и на всю страну говорилось о Мандельштаме. 27 декабря 1963 года, или 25-летие со дня смерти, застало Н.Я. Мандельштам в Пскове: здесь она получила ахматовские телеграмму («ПУСТЬ И МОЙ ГОЛОС ГОЛОС СТАРОГО ДРУГА ПРОЗВУЧИТ СЕГОДНЯ ОКОЛО ВАС») и письмо («Думали ли мы с Вами, что доживем до сегодняшнего Дня – Дня слез и Славы. Нам надо побыть вместе, давно пора. У Вас, то есть у Осипа Эмильевича, все хорошо»), сюда к ней приезжали Кома Иванов и еще несколько друзей, а также Иосиф Бродский и еще несколько поэтов из Ленинграда.
            80-летие в январе 1971 года снова аукнулось эпистолярией – письмом Ефима Эткинда, написанным как бы от лица целого поколения: «Дорогая и глубокоуважаемая Надежда Яковлевна!Пишу Вам эти строки накануне знаменательного дня – 80-летия Осипа Эмильевича Мандельштама – с надеждой, что они попадут в Ваши руки в самый день юбилея. Мне хочется сказать Вам, Надежда Яковлевна, не только то, чтó Вы знаете и так – что и наше поколение 50-летних, и следующие за нами несколько поколений видят в Осипе Мандельштаме одну из высших вершин поэзии нашего века и нашего языка, что мы и в часы радости, и в часы тревоги твердим вслух и про себя немеркнущие стихи Мандельштама – от «Звук осторожный и глухой» до «Меня только равный убьет». Мне хочется сказать спасибо Вам, - сохранившей, вопреки безмерным трудностям и препятствиям, стихи Мандельштама и его прозу для нас и наших внуков, и не только сохранившей, но и сделавшей бесконечно много для их объяснения, и для их жизни. Мне хочется, чтобы в этот день все, знающие поэзию Мандельштама, помнили его вещие строчки:
                        Есть цен