• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

Руководство
Заместитель руководителя Бендерский Илья Игоревич
Статья
Epileptogenic high-frequency oscillations present larger amplitude both in mesial temporal and neocortical regions

Karpychev V., Balatskaya A., Utyashev N. et al.

Frontiers in Human Neuroscience. 2022. No. 16.

Глава в книге
In taberna quando sumus. Chronotope de la taverne dans les textes des XIIe-XIVe siècles

Dolgorukova N.

In bk.: Littérature urbaine. Donnée culturelle médiévale ou concept de l'histoire littéraire ?. P.: Classiques Garnier, 2022. P. 245-266.

Препринт
The mode of retelling: Bjarnar saga Hítdælakappa in Bæjarbók á Rauðasandi

Daria G.

Pre-Print Papers of the 18th International Saga Conference: Sagas and the Circum-Baltic Arena, Helsinki and Tallinn, 7–14 August 2022. Publications in Folklore Studies. Folklore Studies, Department of Cultures, University of Helsinki, 2022

Круглый стол "Преподавание социологии литературы: как и зачем?"

Мероприятие завершено
Открытая дискуссия с участием преподавателей школы филологии ВШЭ , ИГИТИ ВШЭ и ШАГИ РАНХИГС и РГГУ

26 апреля в 17.00 в ауд. 508 в школе филологии ВШЭ состоится круглый стол "Преподавание социологии литературы: как и зачем?" 

В обсуждении участвуют: Алексей Вдовин (доцент школы филологии НИУ ВШЭ), Елена Земскова (доцент школы филологии НИУ ВШЭ), Борис Степанов (ведущий научный сотрудник ИГИТИ НИУ ВШЭ), Ирина Каспэ (старший научный сотрудник лаборатории историко-культурных исследований ШАГИ РАНХИГС). 

В работах по социологии литературы часто можно встретить мысль о том, что институциализации этой области знания мешает, прежде всего, ее промежуточный статус - между собственно социологией и литературоведческими дисциплинами. Причем эта промежуточность носит отнюдь не "номинальный", но сущностный характер. Трудно представить себе более противоположные предметные оптики, чем оптики социолога и литературоведа. Там, где литературоведа интересует прежде всего уникальное - судьба автора, неповторимость текста, - для социолога простирается бесконечная область типического. Если литературовед и обращается к закономерностям, то лишь для того, чтобы прояснить и понять эту уникальность изучаемого предмета, которая одна и оправдывает направленные на него исследовательские усилия. В то время как социолог, сталкиваясь с уникальным, как раз спрашивает "зачем?". Зачем изучать то, что не ведет к прояснению общих закономерностей, каковое и является конечной точкой приложения усилий исследователя? Этот конфликт оптик, как нам кажется, "прошивает" работу социолога литературы, заставляя его постоянно объективировать и рефлектировать свою предметную позицию, находя компромиссы или, напротив, идя на своего рода методологическую "конфронтацию" с одной из дисциплин. 
Между тем, развитие литературоведения последних десятилетий, пристальное внимание к "обстоятельствам" литературы, к области, которую принято, вслед за русским формализмом, называть "литературным бытом", а также включение - в рамке Digital Humanities и количественных методов - в рассмотрение "великого непрочтенного" (Моретти), кажется, инсталлирует в литературоведение социологическую "оптику типического" и делает изучение социологии литературы необходимой частью литературоведческого образования, где бы оно ни осуществлялось институционально - на филологическом ли фактультете, на отделении ли культурологии...

Но тогда перед преподавателем встает необходимость концептуализации социологии литературы как учебной дисциплины, что, учитывая внутреннюю конфликтность этой дисциплины, становится отдельной, требующей осмысления, задачей. 

Наш круглый стол посвящен обсуждению тех проблем и трудностей, которые встают перед литературоведом, культурологом, историком культуры, иили иным специалистом- несоциологом, преподающим социологию литературы. 

Модератор - Евгения Вежлян (доцент кафедры Новейшей русской литературы РГГУ)

Ауд. 508.