• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Максим Кронгауз и Антон Сомин представили готовящийся к выходу «Словарь языка интернета»

Руководитель лаборатории Максим Кронгауз и младший научный сотрудник Антон Сомин, а также доцент РГГУ и ШАГИ РАНХиГС, культуролог Виктория Мерзлякова выступили в дискуссии на Московской международной книжной выставке-ярмарке, посвященной лексикографическим проблемам, которые появляются из-за слишком быстрых изменений языка. Они рассказали о готовящемся к выходу «Словарю языка интернета». В дискуссии были также затронуты проблемы отношения к изменениям в языке, предложениям по его защите.

Текст: Наталья Лебедева/РГ

В субботу 10 сентября на Международной книжной выставке-ярмарке в «Клубе ценителей русского языка» пытались выяснить, кто и зачем портит русский язык. Это был такой своеобразный и незапланированный ответ на предложение ассоциации учителей литературы и русского языка создать в стране лингвистическую полицию.

Главным виновником в «порче» русского языка многие называют интернет, социальные сети и всевозможные месседжеры, где мало кто следит за правилами орфографии и пунктуации. Но все чаще и громче звучит мысль о том, что язык никто не портит, просто он меняется, и этот процесс не остановить. В самой непростой ситуации оказались лексикографы, они должны фиксировать слова и их значения, составлять новые словари, а как это сделать, если язык постоянно меняется?

— Начиная с 90-х мы наблюдаем слишком быстрые перемены в русском языке, — говорит известный лингвист, доктор филологических наук Максим Кронгауз. — И лексикографы растерялись. Например, очень популярное в горбачевскую эпоху слово «консенсус» сегодня почти не употребляется, а если и употребляется, то скорее иронически. А слово «растаможка», понятное тем, кто жил в 90-е, уже не встретишь в современных СМИ и других общедоступных текстах.

И тут возникает непростой вопрос: нужно ли включать эти слова в словарь современного русского языка? Непросто все, по словам Кронгауза, и со значением слов. Например, слово «элитный» в доперестроечное время означало нечто отобранное с помощью селекции, но сегодня мы говорим и «элитный человек», и «элитные окна», и даже «элитная женщина».

— Я-то знаю, как правильно, думает филолог, но когда тех, кто употребляет слово «неправильно», становится все больше и больше, игнорировать это новое употребление слова уже не получится, — объясняет Максим Кронгауз, представляя новый большой проект — «Словарь языка интернета».

Не все отнеслись к этой идее серьезно. Но язык интернета, настаивает Кронгауз, — передний край современной науки. На его примере можно понять, какие механизмы управляют современным русским языком. Выяснилось, например, что условия коммуникации оказались важнее, чем сама структура языка.

— Конечно, это не литературный, кодифицированный язык, — признает лингвист. — Никто не может сказать, что правильно именно так и никак иначе. Но от этого становится только интереснее.

Сделать современный срез языка интернета задача сверхсложная хотя бы потому, что большая часть слов устареет еще до того, как новый словарь выйдет в свет.

— Поэтому мы решили взять только самые важные слова, которые отражают разные этапы развития сети интернет в России, — говорит младший научный сотрудник факультета гуманитарных наук ВШЭ Антон Сомин. — Вначале интернетом пользовались в основном специалисты, в начале 2000-х в Сеть пришла молодежь, но в последние годы с активным развитием соцсетей интернет заполонили школьники и подростки. Вся сложность в том, чтобы разграничить те слова и понятия, которые общество позаимствовало из интернета, и тот жаргон, которым наполнили Сеть школьники.

Например, слова-антонимы «изи катка» и «потный». Насчет происхождения первого слова лингвисты не сомневаются, это слово пришло в реальный мир из мира геймеров, а вот со вторым не все так однозначно.

«Словарь языка интернета» по замыслу его создателей должен стать своеобразной энциклопедией, где будут описаны не только ключевые слова, их значение и происхождение, но и основные субкультуры. Именно языки, зародившиеся и используемые внутри определенных групп, благодаря интернету попали в общедоступное пространство и отразились на языке коммуникации огромного количества людей.

— Средняя продолжительность жизни мема в интернете — 1 месяц, самые популярные могут продержаться год, но механизмы их появления одинаковы. Вот эти механизмы мы и пытаемся проанализировать в нашем словаре, — пояснил Максим Кронгауз.