• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Максим Кронгауз – о подростковом мате, свободе и табу в языке

Интервью руководителя Лаборатории лингвистической конфликтологии Афише Daily

Автор – Ирада Садраева

Когда‑то слово «мат» ассоциировалось у детей со школьным кружком по шахматам. А сейчас любой первоклассник способен выдать бенефис из нецензурных выражений на десять минут. По крайней мере, такое ощущение не покидает многих родителей. Так ли это на самом деле, «Афише Daily» объясняет филолог Максим Кронгауз. 

— Каково вообще происхождение слова «мат»? По одной из версий, изначально «мат» означал «голос» («орать благим матом»), а по другой — «мат» отсылает к «матери» («посылать к чертовой матери»).

— Самое простое — это связать «мат» с «матерью». На сегодняшний день такое объяснение, наверное, и самое достоверное, хотя и не на сто процентов. Например, как аргумент можно рассматривать прилагательное «матерный». Но встречается и прилагательное «матный»: важно уточнить, какое из этих слов более древнее, а какое появилось позже, но точно мы этого не знаем. Я бы сказал, что вопрос этот до конца не решен.

— В одном из своих интервью вы сказали, что приблизительно в начале девяностых мат перестал был табуированным средством языка. Что происходит с ним сейчас?

Мне кажется, что процесс растабуирования замедлился и, возможно, остановился. В городской среде мат стал употребляться значительно шире, чем до перестройки, но определенное табу сохранилось. Отчасти этому способствовали законодательные меры, ограничивающие мат в прессе, на радио и телевидении. В деревенской среде мат и в советское время был не слишком табуирован.

Продолжение интервью — на сайте Афиши Daily.