• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Я сегодня не в ресурсе»

Максим Кронгауз рассказал «Мелу» о языке психотерапии, который стал важной частью живой речи

Сегодня слова и выражения из психотерапии настолько популярны в речи, что уже даже стали предметом шуток и мемов. Издание «Мел» поговорило с лингвистом, доктором филологических наук, профессором НИУ ВШЭ и РГГУ Максимом Кронгаузом о причинах этой популярности и о том, насколько грамотны конструкции вроде «Как ты с этим?» с точки зрения русского языка.

Сегодня в речи часто можно услышать фразы «Не в ресурсе», «Мне это откликается», «Токсичная среда». Как вы считаете, можно ли связать их проникновение в живую речь с тем, что сейчас к психологам обращаются всё больше и больше людей?

Тут важно понять, о чем мы говорим. Термины из психологии иногда становились модными и овладевали массами, правда, не всеми, а культурными и образованными. Например, «либидо» в пору моды на психоанализ или относительно недавнее «Закрыть гештальт». В совсем последнее время, буквально лет 5–10, хлынул целый поток слов, связанный с теорией травмы.
И все-таки мне кажется, что вот в этом случае точнее говорить не о языке психологии, а о языке психотерапевтическом, и да, одна из главных причин — это мода на психотерапию и посещение психотерапевтов. Явление это, видимо, столичное, охватившее Москву, Петербург и в какой-то мере другие большие города России. Датировать его точно я не могу, но, по-моему, это все-таки XXI век.

Я не знаю лингвистических работ об этом на русском материале, хотя не удивлюсь, если вдруг обнаружу такую дипломную или даже диссертационную работу, очень уж эта лексика заметна. В фейсбуке, например, постоянно вспыхивают дискуссии и обсуждения отдельных психотерапевтических слов. Я сам инициировал обсуждение слов «токсичный», «обесценивание» и нескольких других. Чрезвычайно интересно, что первоначально это лексика приватного разговора двух людей в кабинете психотерапевта.

Специалист с помощью этих слов объясняет своему пациенту (теперь, кстати, говорят «клиенту»), что с ним происходит и как он устроен. И уже затем слова вырываются в публичное пространство, где используются в разговорах и о себе, и о других людях и их поступках. Кто же их разносит по свету? Да сами пациенты в первую очередь. Ведь посещение психотерапевта уже стало престижным, что легко переносится и на слова. Но и сами психологи и психотерапевты становятся все более публичными, выступают на радио и телевидении, в видеоблогах и подкастах и этим же языком говорят не с отдельным пациентом, а с публикой.

Продолжение интервью на «Меле».