• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Для лингвистов это очень интересный кейс»

Научный сотрудник Лаборатории лингвистической конфликтологии Александр Пиперски прокомментировал «Снобу» использование «Билайном» слогана «Каждому своё»

«Для лингвистов это очень интересный кейс»

Источникhttps://snob.ru/entry/161165
Беседовала: Василиса Бабицкая

Сотовый оператор «Билайн» использовал слоган «Каждому свое» в рекламе нового тарифа. Эта фраза была написана на входе в концентрационный лагерь «Бухенвальд» во времена Второй мировой войны, о чем оператору немедленно напомнили клиенты. «Сноб» поговорил с лауреатом премии «Просветитель» 2017 года, лингвистом Александром Пиперски, и узнал, как историческая память влияет на современный русский язык

С точки зрения лингвиста, допустимо ли было использовать фразу нацистов спустя более полувека?

Для лингвистов это очень интересный кейс. Какое-то количество лет назад это было действительно общеупотребительное выражение — не случайно оно оказалось на воротах концлагеря. А вот дальше возникает интересный вопрос: насколько оно скомпрометировано? Ведь не любое слово, которое произносили Гитлер или Геббельс, оказывается под запретом. А это выражение вошло в память нации. И кажется, это тот случай, когда общеупотребительное выражение перестало быть таковым из-за одного неудачного использования.

Где проходит эта граница между словами, которые привязаны к историческим событиям, и словами, которые можно считать «свободными» от контекстов?

Невозможно точно определить, когда и как какие-то выражения запоминаются и привязываются к разным историческим событиям. Почему слово «перестройка» ассоциируется с Горбачевым? Заметьте, сейчас Собянин собирается сносить пятиэтажки и слово «перестройка» не использует, потому что оно уже занято. Мы это называем «реновацией». Использование слов, связанных с историческими событиями, у нас довольно непредсказуемо. Но есть общества, где все это гораздо более жестко регламентировано. Например, в некоторых странах есть строгие языковые табу: в Австралии, в Океании после смерти человека нельзя употреблять слова, которые созвучны с его именем. У нас таких четко определенных правил нет.

В других странах как-то регламентировано использование слов или выражений, имеющих исторический контекст?

Нигде нет никакой регламентации. Если что-то и есть, то это скорее общественное порицание, которое играет большую или меньшую роль. Германия, например, очень чувствительно относится к каким-то проявлениям нацистского языка: для страны это больная тема. Похожая история произошла у нас: Александр Архангельский написал пост в фейсбуке, получил 300 репостов, и после этого «Билайн» посчитал нужным извиниться.

Получается, «Билайн» использовал фразу, которая еще не освободилась от исторического контекста. А были ли в истории русского языка такие случаи, когда выражения становились свободными лингвистическими единицами?

Екатерина II печатала банкноты со своим изображением. Их начали называть «катеринками», «катьками». Дальше происхождение этого слова стало забываться. А само слово сохранилось в составе некоторых конструкций и до наших дней. Например, слово «пятихатка». Казалось бы, портрет Екатерины был на сотенной банкноте, их называли «катьками», и сегодня эту историю в контексте современных «пятихаток» никто не знает.

Современный русский язык такой же подвижный, как во времена Екатерины II?

Думаю, современный русский язык очень подвижен. Раньше правом на исправления языка, особенно в советское время, обладало фактически только государство. А сегодня у нас есть множество групп людей, которые хотят, чтобы их называли определенным образом. Одна группа хочет, чтобы их называли не гомосексуалистами, а гомосексуалами. Другая — чтобы их не называли словом «инвалиды», а называли «людьми с ограниченными физическими возможностями» (хотя даже внутри сообщества мнения разнятся: не все считают свои возможности ограниченными). Некоторые обижаются на «глухонемых» и хотят, чтобы их называли «людьми с нарушениями слуха». Все эти группы получают голос в общественном пространстве.

Сегодняшние изменения в русском языке — это ответ на запросы общества или государство пытается вмешиваться в этот процесс?

Язык всегда становится на службу различным политическим делам. Есть даже и анекдотические истории: Павел I пытался заниматься правкой языка. Он запрещал некоторые слова. Например, он запретил слово «общество», боясь Французской революции, хотя это совсем не помогло ему избежать удара в висок. Мне кажется важным, что раньше такие инициативы исходили от власти, а сейчас с развитием средств коммуникаций появляется многоголосие.

К чему может привести это многоголосие? Есть ли допустимые границы изменений языка, с точки зрения лингвиста?

Все эти изменения на самом деле не касаются языка как такового. Это в минимальной степени вопросы лексики — может быть, какие-то отдельные слова, словосочетания и выражения. В случае с «каждому свое» можно говорить о том, что в фонде поговорок и крылатых выражений стало на одно меньше. Все подобные изменения касаются уровня слов, но запретить падеж или звук невозможно.

Еще одна важная вещь — это, конечно, готическое письмо. В конце XIX — начале XX века оно было очень распространено, хотя постепенно уступало латинскому. Стоило к власти прийти нацистам — люди стали активно использовать готическое письмо, а после Второй мировой войны оно умерло. Сейчас можно найти какие-то примеры готического письма на уличных указателях, но вот книгу готическим шрифтом набирать уже не будут. С готическим шрифтом произошло примерно то же самое, что с выражением «каждому свое»: люди подняли его на знамя, воспользовались им, а мы сегодня в результате видим интересное лингвистическое явление.